Бежит энергия воды по проводам

02.07.2009
«Мурманский Вестник»

«Срочно приступить к строительству гидроэлектростанции на реке Ниве мощностью 250 тысяч лошадиных сил» - эти слова из постановления Президиума ВСНХ от 29 мая 1930 года, подтвержденные двумя днями позже Советом труда и обороны СССР, - в центре одного из стендов музея каскада Нивских ГЭС. Его нынешний хранитель, потомственный энергетик Владимир Викторович Орехов, готов часами рассказывать о настоящем трудовом подвиге, о радостях и драмах, разыгрывавшихся в палатках и землянках первостроителей. Папки печатных материалов, заготовки для будущих стендов и снимки, снимки…

Черно-белые изображения безучастно хранят память, в том числе и о времени черно-белых страниц истории страны, где были либо враги, либо преданные делу вождя. И никаких сомнений в его правоте, никаких других красок и оттенков… Хотя даже здесь, на Крайнем Севере, вместе с тяжелейшим свободным или подневольным трудом уживались разноцветные краски человеческой жизни. В этих бараках, палатках и землянках люди воплощали в жизнь задумку о строительстве первенца плана ГОЭЛРО за полярным кругом, любили и ненавидели, создавали семьи, рожали детей, умирали.

Но сейчас все же разговор о жизни. На днях Нивской ГЭС-2 исполнилось 75 лет. Ее проектировали и возводили одновременно. При этом ни проектировщики, ни строители не имели опыта работы в условиях Крайнего Севера. Первая сотня созидателей приехала сюда с юга, со знаменитого ДнепроГЭСа. И строили на совесть. Даже сейчас, 75 лет спустя, здания ГЭС выглядят вполне надежными.

Главными орудиями труда были кирка и лопата, а основным «транспортом» - тачка или, в лучшем случае, лошадь. Возглавлял работы Василий Иванович Кондриков, первый управляющий трестом «Апатит». Ведь и возводилась Нивская ГЭС, прежде всего для нужд комбината. В свои 29 лет, имея за плечами лишь знания средней школы, этот человек на практике осваивал не только все премудрости организации строительства, но и невиданного доселе производства ценнейшего удобрения.

Он сумел и организовать, и построить, и освоить… К лету 1936-го Кондриков совмещал должности управляющего трестом «Апатит», директора Севхимкомбината, начальника «Нивастроя», директора комбината «Североникель» и начальника треста «Кольстрой». А год спустя получил «благодарность» за свой труд: по абсурдному обвинению был арестован и вскоре расстрелян… Но память об этом неординарном человеке, успевшем так много сделать для Кольской земли, жива. В 2004 году в Кировске установлен его бюст, а портреты висят на первых заполярных гидростанциях.

Участь Кондрикова постигла многих, кто возводил эти ГЭС. Владимир Орехов показал таблички, заготовленные для будущих стендов музея. На них - имена строителей, поневоле оказавшихся в наших суровых краях. Только те, которые удалось отыскать. Фамилия и имя, возраст, участь… 42 человека, 16 из них расстреляны в один день - 19 октября 1937 года. Немногим повезло так, как 204 ссыльным, которым после ввода ГЭС в эксплуатацию было возвращено право называться «гражданин Советского Союза».
Лето 1934 года навсегда вошло в историю Кольского полуострова как время начала электрификации Заполярья. 30 июня первый гидроагрегат Нивской ГЭС-2 встал под промышленную нагрузку, а затем свои могучие «плечи» подставили ему еще три турбины. И сегодня четыре мощных агрегата без устали превращают механическую энергию воды в электрическую. Только на одном из них годом выпуска значится победный 45-й (он установлен вместо агрегата, не вернувшегося на свое место из эвакуации). А все остальные «отмеряют» киловатты восьмой десяток лет. Их «подлечивали», меняли обмотку, но сам металл выдерживает нагрузки до сих пор.

Правда, вскоре после начала войны из Москвы пришел приказ оставить на станции только один гидроагрегат, остальные же демонтировать и отправить на Восток. Три многотонные махины были эвакуированы в Казахстан. Но и в одиночку мощная машина сумела обеспечить энергией и Кировскую железную дорогу, и Кандалакшский механический завод, куда поступала в ремонт после боев военная техника. Ни на минуту не останавливалась работа ГЭС-2. Даже в декабре 41-го, когда фашистская бомба, пробившая крышу, исковеркала кран. Известно только, что тогда погибла уборщица и были тяжело ранены несколько находящихся в здании сотрудников.

Со дня запуска Нивская ГЭС-2 выработала 26 миллиардов киловатт-часов электроэнергии. Неоднократно возмещены все затраты на ее строительство. Конечно же, станция меняется. В этих старых стенах большинство процессов сегодня автоматизировано. И, если после запуска на станции трудилось более 200 человек, то сейчас Нивские ГЭС- 2 и 3 обслуживают всего около 30 сотрудников, а чуть более 200 обслуживают все шесть станций каскада. Число желающих получить здесь работу, вероятно, много больше. И не удивительно: тут потрясающе красивые места, чистый воздух, интересная работа, за которую, к тому же, прилично платят. Правда, на вопрос о среднем заработке нынешний директор каскада Нивских ГЭС Андрей Жарников ответил весьма уклончиво: «Наверное, выше, чем средняя зарплата по области». И тут же признался, что, какова она «эта средняя», не знает…

Да и не в этом, в общем-то, суть. Считать деньги в чужом кармане - дело неблагодарное. За рабочие места здесь держатся: и дисциплина соответственно на высоком уровне, и дело свое люди знают - на ГЭС-2 практически не было за все эти годы аварийных ситуаций. А сколько на каскаде Нивских ГЭС трудовых династий!

…От основного здания станции поднимаемся к месту, где вода из подводящего канала попадает в водозаборники, чтобы затем с высоты 30 метров по четырем водоводам обрушить свою мощь - 40 кубометров в секунду - на лопасти турбин и уйти «на отдых» в Ниву. Правда, и там, внизу, она не сразу успокаивается: бурлит, как будто злится на тех, кто сумел заставить ее так напряженно работать.