Давид Дондер

Мы мальчишки – мне тогда было 13 лет – побежали встречать колонну наших солдат, которая вошла в город. Это было невероятно трогательно. Улицы Ленинграда заполнены людьми, детям дарят конфеты. Тогда я впервые не пришел домой ночевать, потому что всю ночь на Дворцовой был праздник. Еще одно воспоминание тех дней: ожидание письма от отца, остался ли он жив. В то время он воевал вблизи Кенигсберга, шли страшные бои. Письмо от него мы получили только через полтора месяца. Это было тяжелое ожидание, но я твердо знал, что все будет хорошо.

Многие энергетики ушли на фронт, в ополчение, оставшиеся строили брустверы, копали противотанковые рвы и защищали здание на Марсовом поле, дом 1 – в октябре 1941 был сформирован «вооруженный отряд военного назначения Ленэнерго». Само здание располагало пулеметными точками в дзотах, тремя минометами и стрелковым вооружением.

Первые бомбы на Марсово поле были сброшены в сентябре 1941, а уже 6 ноября дом ленинградских энергетиков получил боевое крещение. По воспоминаниям очевидцев, все здание затряслось от гигантского удара, было ясно, что на здание что-то упало – но взрыва не последовало. Командиры отрядов самообороны в полной темноте с ручными фонариками начали осматривать помещения внутри здания. Дежурные бойцы с крыши сообщили, что в здание попала бомба, но сразу ничего обнаружить не удалось. 

Главный инженер Энеросбыта Принцев нашел бомбу возле кабинетов – своего и директора Ленэнерго.  Бомба оказалась замедленного действия, с секретным взрывателем. Он сработал от тепла человеческих тел, когда бомбу выносили на Марсово поле, и после мощного взрыва от пяти человек ничего не осталось. Три этажа здания будто подняло в воздух, но фасадная стена не обрушилась – устояла, только вспучилась в сторону Марсова поля на 50 см. Мемориальная доска с именами героев была установлена в вестибюле здания, в настоящий момент демонтирована и хранится в Музее энергетики Северо-Запада. 

Назад на главную