Владимир Константинов

С момента начала войны и ее первого периода мы жили надеждой, что полоса неудач скоро кончится. Мы не могли подумать, что это будет длиться долго для нас.

В ноябре 1943 года призвали мой год, 1926-й. Хорошо, что мы подросли.

Мы попали в войска Третьего Белорусского фронта под командованием И.Д. Черняховского, в 54-ю гвардейскую дивизию, которая в 1944 году как раз набирала пополнение в Белоруссии.

23 июня 1944 года танковая дивизия вела нас вперед – и вот мы уже переступили границу. Теперь наши войска собирались войти в Восточную Пруссию, цитадель Германских войск. У всех было огромное желание достать это логово. 

Даже командование хотело этого, оно дало задание артиллерии выбрать гаубицу и поставить ту на передовую, чтобы обстрелять противника. 

 

В апреле-мае 1943 года фашисты сосредоточили массированные огневые налеты на склады жидкого топлива в Ленинграде, чаще стали применять термитные снаряды. Вызвав пожар, немецкие артиллеристы усиливали обстрел объекта и прилегающей к нему территории, стараясь затруднить его тушение. Так было, например, на 1-й Городской электростанции, когда снаряды попали в резервуары с мазутом. Пожар не должен был распространиться, так как это грозило остановкой электростанции, снабжавшей электроэнергией промышленные предприятия и город. А противник, чтобы помешать пожарным, восемь раз обстреливал ТЭЦ и прилегавшую к ней территорию.

2 августа 1944 года мы доставили 8 тонную гаубицу прямо под нос противнику (это было в 30 метрах, но далеко от нас). В 22-00 по команде «За родину!» мы начали обстрел.

Каждое ядро было подписано мелом – «За разрушенный Минск», «За Сталинград», «За Белоруссию», «За Смоленск»… Мы расстреляли весь запас. А когда окончили, прицепом оттащили пушку (39-22, она находится в Центральном музее военных сил).

Противник открыл огонь тогда, когда уже никого не было. Они перепахали пустое поле!

Когда началась блокада Ленинграда, положение с топливом было не лучше положения с продовольствием. Электростанции были постоянными объектами бомбежки, как важные стратегические объекты. На Электростанцию №2 на Новгородской всего за время блокады было сброшено более 100 снарядов. 22 декабря 1941 года из-за отсутствия топлива ЭС-2 была остановлена. В январе 1942 года персоналом электростанции была расконсервирована часть оборудования и включен один генератор, обеспечивающий работу городской водопроводной станции на улице Воинов (ныне Шпалерной).

 

А наши войска оказались из всего Белорусского фронта ближе всех к Восточной границе. 15 октября 1944 года мы переступили границу Восточной Пруссии…

Они дрались за каждый кусок земли – территория оказалась очень сильно укреплена! Отвоевав себе немного времени и земли, мы передохнули перед самым решительным броском на Берлин. Ждали союзников.

И вот в январе 1945 года по просьбе Черчилля мы (еще не до конца окрепшие и подготовленные вести сражение на территории противника) поднялись в атаку. 12 января Сталин отдал приказ о движении вперед. 

14 января я был ранен осколками взорвавшейся бомбы и провел следующие полгода между жизнью и смертью.

А 18 февраля в Мельзаке (Восточная Пруссия) умер генерал армии И.Д. Черняховский, тот самый, что не погиб при страшных боях 1941 года, когда он полковником держал оборону на Западной Двине. 

 

Назад на главную