Владимир Орехов

Владимир Орехов — представитель большой династии, все члены которой проработали в энергетике Кольского полуострова около 145 лет. В 1979 году инициатором создания музея Каскада Нивских ГЭС стал его отец — Орехов Виктор Федорович, директор Каскада. В конце 1981-го экспозиция почти была собрана. Но в 1982 году отца не стало, и несколько готовых стендов со временем куда-то исчезли. Сам Владимир Орехов на каскаде с 1970 года, много лет был председателем профкома и начинал свой трудовой путь учеником электромонтера, а в 1983 году стал начальником отдела ГОЧС и пожарной безопасности. Он продолжил дело отца, и в 2009 году удалось возродить старую экспозицию и создать новую. Так Владимир Викторович стал хранителем музея.

Выжили пятеро из семидесяти

Сейчас музей Каскада Нивских ГЭС располагается в большом зале, в прошлом году его посетили около 600 человек, в том числе иностранцы, представители Великобритании, Италии, Пакистана, Ирана, Армении и других государств. А с января 2015 года в музее побывали уже 160 экскурсантов. Владимир Орехов подготовил новую экспозиции, посвященную 70-летию Победы.

Во время войны, по словам Владимира Орехова, со станции, по данным архива Нива ГЭС-2, на фронт ушло 70 человек, вернулись живыми только пятеро. А поскольку взрослые мужчины воевали, их место на ГЭС, которая работала всю войну, заняла молодежь. В 1943 году здесь были созданы комсомольско-молодежные фронтовые бригады, на плечи которых легла нелегкая задачи — капитальные ремонты оборудования, их ревизия и участие в монтаже гидроагрегатов ГЭС, которые стали возвращать из эвакуации на Ниву ГЭС-2.

— Эти бригады сутками в три смены пахали на станции, а кроме того входили в состав истребительного батальона (он нес охрану — помогал батальону НКВД нести охрану поселка и ГЭС по ночам на случай высадки немецкого десанта). Еще все работали во внерабочее время в подсобном хозяйстве, выполняли план по заготовке сельхоз продукции — выращивали овощи, а бригада из шести человек ловила селедку. Дисциплина была жесточайшая. За опоздание на работу на 15 минут объявлялось замечание, а если на больший срок — дело отправляли в народный суд Кандалакши, и человека, независимо от занимаемой должности, приговаривали к принудительным работам. Выполнял он их там же на ГЭС. То есть провинившегося просто лишали зарплаты и еще уменьшали пайку хлеба на 200 грамм. В то же время вдов погибших и жен воюющих красноармейцев бесплатно кормили на станции обедом.

Разрушение машинного зала Нива ГЭС-2
Разрушение машинного зала Нива ГЭС-2

Работа под открытым небом

Женщины трудились и на самой станции. Галина Михайловна Наумышева, из спецпереселенцев, всю войну проработала на Нива ГЭС-2. Сегодня она вспоминает, что раньше на станции было большое масляной хозяйство, где она и трудилась масловаром при 1-м гидроагрегате.
— Галина Михайловна показывала место, где во время первой бомбежки погибла ее подруга, — рассказывает Владимир Орехов. — Они вместе прятались, сидели рядом — осколок влетел через небольшое окно и попал подруге в голову. После первых налетов на станции разбило крышу. Тогда генератор накрыли деревянным шатром. А людям приходилось работать на открытом воздухе — на морозе, под снегом или дождем.

Нива ГЭС-2

После начала войны на Нива ГЭС-2 из четырех агрегатов три вывезли в тыл. Остался только один. Он работал на железную дорогу и на Кандалакшский авторемонтный завод, где чинили поврежденную военную технику. Первые бомбы упали на станцию в сентябре 41-го. «При каждом налете мы уходили в укрытие. Но дежурные инженеры оставались у пульта даже во время бомбежки. А после весь персонал шел восстанавливать повреждения», — вспоминал ветеран станции Михаил Печуев. Однажды бомба весом 250 кг упала между трубопроводами №1 и 2, но не разорвалась. Довольно надежную защиту от осколков обеспечивали бревенчатые ряжи с засыпкой песком. Войсковые части не смогли прислать специалистов для обезвреживания боеприпасов и работникам ГЭС приходилось вывозить их одну за другой своими силами.
В 1942 году на станцию начали возвращать оборудование. 15 сентября ввели в эксплуатацию агрегат №2, 5 марта 1944 года пустили агрегат №4, а в 1944 году выработка превысила довоенную.

Нива ГЭС-3

Об этом нет ни одного документального свидетельства, но старожилы рассказывают, что в 1933 году Сталин, почти никуда не выезжавший из Москвы, побывал на Нивастрое. Вместе с Кировым, Ворошиловым и Ягодой он выбирал место для будущей базы Северного флота. Но кроме этого, распорядился о строительстве подземной станции Нива ГЭС-3, а затем лично его курировал. К 1941 году станцию построили на 60%, но с началом войны уже пробитые в скале шахты и тоннели пришлось затопить. Восстанавливать Ниву ГЭС-3 начали в июле 1944 года.