Алексей Васильев

Алексей Васильев

Очень трагично во время войны складывалась судьба Волховской ГЭС. Оборудование со станции было демонтировано. Здание и плотину то и дело обстреливали фашисты. В эти сложные дни на ГЭС пришел еще совсем юный Алексей Васильевич Васильев. Да так и остался там работать до самой пенсии.

Алексей Васильевич родился и вырос в Волхове, где на гидроэлектростанции работал его отец. В 1941-м году Леше было 15 лет. Только что закончилась учеба в школе.

— Я успел поступить в Питере в судостроительный техникум. Но летом немцы подошли вплотную к Ленинграду, да и от Волхова были недалеко. Родители велели мне забирать документы из техникума, так как думали, что придется эвакуироваться. В конце августа я поехал за бумагами. Просто так их не отдавали, сказали, что должен отработать «оборонные» — отправили копать окопы под Лигово. Но там уже стояли пушки, шли бои, и нас быстро вернули в город. Документы отдали, и я поехал в Волхов. Но в тот день фашисты захватили Мгу. Поезд встал. Зная, как ориентироваться в лесу, я сутки добирался до дома пешком, — вспоминает первые дни войны Алексей Васильевич.

В Ленинграде у него оставался дед, работавший на Кировском заводе. Он умер от голода 1 января 1942-го. После этого его жену эвакуировали на Большую землю. И она присоединилась к семье Васильевых в Волхове.

Еще с конца августа этот город бомбили и обстреливали. Началась эвакуация производств. Со станции тоже снимали оборудование и отправляли на Урал, в Пермь, на Чирчикскую ГЭС в Дагестане.

— Мне главный инженер нашей станции Сидоров потом рассказывал, как приехал на Чирчикскую и встретил там Генриха Графтио, который проектировал Волховскую. Тот удивился, зачем оборудование привезли — оно же не подходит для местных условий. А Сидоров сказал, что оно просто постоит немного и назад поедет, — рассказывает Алексей Васильевич.

Так и вышло, уже в начале 1942 года гидроагрегаты и турбины повезли обратно в Волхов. Немцев оттуда отогнали, а Ленинград оставался в блокаде, и ему требовалась энергия.

Семье Васильева эвакуироваться так и не удалось, отца оставили работать на станции. Немцы сначала бомбили Волхов аккуратно, рассчитывая, что займут его и тогда им достанутся все производства и железнодорожный узел. Но потом стали обстреливать безжалостно, стараясь уничтожить мосты через реку Волхов и другие важные объекты. Оставшиеся жители прятались в окопах и блиндажах.

— До весны 1942 года я успел поработать в разных местах, — говорит Алексей Васильевич. — Осенью 1941-го мы, мальчишки, помогали военным геодезистам, потом пасли и доили коров — большие стада пришли к нам вместе с беженцами с Псковщины и Новгородчины. А молоко мы отдавали солдатам, которых эшелонами везли на фронт. Затем в госпитале помогал, таскал воду, грел ее, бегал за лекарствами. Когда освободили от фашистов железнодорожную ветку на Тихвин, оставшихся в городе подростков собрали и отправили расчищать пути.

В начале 1942 года работы на железной дороге были закончены, ребятам велели идти и трудиться вместе с родителями. Так Алексей Васильев попал на Волховскую ГЭС, на должность ученика слесаря. Бомбежки все еще продолжались. За день на территорию станции падало до 12 снарядов (следы обстрелов до сих пор можно увидеть на плотине Волховской гидростанции). Но даже во время бомбежки молодой энергетик не покидал свой пост, дежурил возле оборудования. Его как раз начали возвращать на прежние места. Вскоре запустили первые гидроагрегаты. В сентябре ГЭС тала не просто вырабатывать энергию, но и по кабелям, проложенным по дну Ладожского озера, подавать ее в Ленинград.

Постепенно совершенствуя свое мастерство и получая знания в учебных заведениях, Алексей Васильев менял и должности на Волховской станции. Успел поработать и машинистом гидротурбин, техником эксплуатационного отдела, техником релейной защиты и наконец старшим инженером лаборатории — всего 44 года. А за труд в годы войны награжден медалью за оборону Ленинграда.

Станция

Волховская ГЭС

Именно благодаря Волховской ГЭС 23 сентября 1942 года была прорвана энергетическая блокада Ленинграда.