Каскад Нивских ГЭС

Нива ГЭС-2

В начале войны на Нива ГЭС-2 из четырех агрегатов три вывезли в тыл. Остался только один. Он работал на железную дорогу и на Кандалакшский авторемонтный завод, где чинили поврежденную военную технику. Первые бомбы упали на станцию в сентябре 41-го.

Временное укрытие генераторов

«При каждом налете мы уходили в укрытие. Но дежурные инженеры оставались у пульта даже во время бомбежки. А после весь персонал шел восстанавливать повреждения», — вспоминал ветеран станции Михаил Печуев. 

Однажды бомба весом 250 кг упала между трубопроводами №1 и 2, но не разорвалась. Довольно надежную защиту от осколков обеспечивали бревенчатые ряжи с засыпкой песком. Войсковые части не смогли прислать специалистов для обезвреживания боеприпасов и работникам ГЭС приходилось вывозить их одну за другой своими силами.

В 1942 году на станцию начали возвращать оборудование. 15 сентября ввели в эксплуатацию агрегат №2, 5 марта 1944 года пустили агрегат №4, а в 1944 году выработка превысила довоенную.

История ветерана

Александр Машаков

Родившийся в Карелии, до войны Александр Машаков работал масловаром масляного хозяйства на Нива ГЭС-2.

Нива ГЭС-3

Об этом нет ни одного документального свидетельства, но старожилы рассказывают, что в 1933 году Сталин, почти никуда не выезжавший из Москвы, побывал на Нивастрое.

Временные защитные ряжи силовых трансформаторов от фугасных авиабомб
Здания машинного зала, 26 декабря 1941 года
Разрушение здания от фугасных авиабомб

Вместе с Кировым, Ворошиловым и Ягодой он выбирал место для будущей базы Северного флота. Но кроме этого, распорядился о строительстве подземной станции Нива ГЭС-3, а затем лично его курировал. К 1941 году станцию построили на 60%, но с началом войны уже пробитые в скале шахты и тоннели пришлось затопить. Восстанавливать Ниву ГЭС-3 начали в июле 1944 года.

Истории ветеранов

Николай Кузнецов

Работал слесарем на строительстве Нива ГЭС-3 — первой подземной станции СССР. Когда началась война, Николай закончил фронтовую спецшколу разведки. Полученные навыки позволили ему отличиться при прорыве «Голубой линии»

Иван Шабунин

Работал проходчиком в московском метрострое. В 1938 году, как стахановец и передовик труда, был командирован на стратегически важное строительство станции Нива ГЭС-3 в Кандалакшу.

Владимир Орехов, хранитель музея Каскада Нивских ГЭС

Во время войны, по словам Владимира Орехова, хранителя музея Каскада Нивских ГЭС, со станции, по данным архива Нива ГЭС-2, на фронт ушло 70 человек, вернулись живыми только пятеро. А поскольку взрослые мужчины воевали, их место на ГЭС, которая работала всю войну, заняла молодежь.

В 1943 году здесь были созданы комсомольско-молодежные фронтовые бригады, на плечи которых легла нелегкая задачи — капитальные ремонты оборудования, их ревизия и участие в монтаже гидроагрегатов ГЭС, которые стали возвращать из эвакуации на Ниву ГЭС-2.

— Эти бригады сутками в три смены пахали на станции, а кроме того входили в состав истребительного батальона (он нес охрану — помогал батальону НКВД нести охрану поселка и ГЭС по ночам на случай высадки немецкого десанта). Еще все работали во внерабочее время в подсобном хозяйстве, выполняли план по заготовке сельхоз продукции — выращивали овощи, а бригада из шести человек ловила селедку. Дисциплина была жесточайшая. За опоздание на работу на 15 минут объявлялось замечание, а если на больший срок — дело отправляли в народный суд Кандалакши, и человека, независимо от занимаемой должности, приговаривали к принудительным работам. Выполнял он их там же на ГЭС. То есть провинившегося просто лишали зарплаты и еще уменьшали пайку хлеба на 200 грамм. В то же время вдов погибших и жен воюющих красноармейцев бесплатно кормили на станции обедом.

Женщины трудились и на самой станции. Галина Михайловна Наумышева, из спецпереселенцев, всю войну проработала на Нива ГЭС-2, где она и трудилась масловаром при 1-м гидроагрегате.

— Галина Михайловна показывала место, где во время первой бомбежки погибла ее подруга, — рассказывает Владимир Орехов. — Они вместе прятались, сидели рядом — осколок влетел через небольшое окно и попал подруге в голову. После первых налетов на станции разбило крышу. Тогда генератор накрыли деревянным шатром. А людям приходилось работать на открытом воздухе — на морозе, под снегом или дождем.